Г. Корсаков

О море, море...

Размышления по поводу 55-летия Рыбинского водохранилища

Исполнилось 55 лет со дня основания Рыбинского водохранилища. Тогда, 14 апреля 1941 года, массивными затворами были закрыты пролеты волжской плотины и пролеты ГЭС на реке Шексне.

Началось затопление огромной территории Молого-Шекснинского междуречья. Современного уровня водохранилище достигло только в 1947 году. Но уже той весной косяки ценных рыб, стремящихся пройти к своим извечным гульбищам и нерестилищам в реках Мологе и Шексне, вдруг встретили непреодолимую преграду и встали перед ней метровым слоем на протяжении нескольких километров.
В междуречьи метались птицы в поисках прежних гнездовий, безрезультатно искали спасения многочисленные животные, которые тысячами гибли, как во время великого потопа.
Веками возделываемые поля, долины с медовым разнотравьем, грибные и ягодные леса и дубравы, клюквенные и суходольные сенокосные болота, многочисленные озера и реки - все поглотило рукотворное море. Скрылась под водой древняя княжеская столица и первая пристань Тихвинской водной системы - Молога. Ушли под воду прекрасные дворянские усадебные ансамбли, монастыри, сотни сел и деревень. О мытарствах людей-переселенцев писалось немало, но следует отметить, что Волгострой им помогал лишь в буксировке плотов - разобранных домов (горожанам кое-что строили в Новолосевском поселке заключенные) - и незначительной компенсацией.
В результате сооружения только 14 крупных водохранилищ на Волге абсолютные потери земель составили более 3,5 миллионов гектаров (Ф. Я. Шипунов. "Оглянись на дом свой". М. Современник, 1988 г.), где население веками возделывало свою кормилицу. Да и можно ли чем заменить ценнейшие пойменные и заливные луговые земли?
Ущерб от волжских водохранилищ будет нарастать и впредь, размывая и круша берега, а также подтапливая близлежащие территории. Рыбинское море залило площадь в 4580 кв. километров, и береговая его линия тянется на 800 километров, размывая только в Ярославской области земли Брейтовского, Мышкинского, Некоузского, Пошехонского, Рыбинского районов. Будет продолжаться и вредное климатическое воздействие гигантской льдины водохранилища на начало сельхозработ, отодвигая весенний сев на поздние сроки, а ведь "весенний день год кормит!"
Немалую роль в расточительном отношении к земле имело то обстоятельство, что в годы строительства волжских плотин у нас была общественная собственность на землю, а также дешевая рабочая сила. Если бы волжские земли пришлось выкупать у общин и частников или колхозов, то пришлось бы выложить огромные суммы денег. А если прибавить финансирование строительства новых городов и поселков с соответствующей инфраструктурой и рабочими местами и сполна компенсировать переселенческие и моральные затраты, то издержки столь велики, что следовало бы искать варианты с меньшей затопляемой территорией или выбирать альтернативные источники получения электроэнергии.
Скажу свое мнение об энергетике и судоходстве - ведь ради этого строились гидросооружения. ТЭЦ на газу той же мощности, что Рыбинская ГЭС, дала бы в год больше электроэнергии, т. к. она работает в непрерывном режиме, в то время как ГЭС - в основном в часы пиковых нагрузок.
Что же касается судоходства, то кто придумал, что судам нужна бескрайняя, большей частью мелководная лужа, могущая в любой момент разразиться многочасовым опасным штормом? Еще в петровские времена Ладожское, Онежское и другие озера из-за возможности штормов обошли каналами (при отсутствии землеройной техники)!
Если прежний Минводхоз собирался строить новый Волго-Донской канал для орошения земель протяженностью 64,7 километра (а Волга-Чограй - 350 км) и глубиной 42 метра, то какая проблема с помощью современной техники сделать судоходной Верхнюю Волгу, необходимую часть Мологи и Шексны с восстановлением, где требуется, существовавших в старину шлюзов? Современными силами несложно сделать судоходной и реку Пушму, чтобы не разрушать ГЭС па Шексне, которая может давать энергию только на напорной, a не на падающей воде и соответственно меньшей мощности.
Пушма в весеннее время вытекала из Волги в трех верстах ниже Мологи и впадала в Шексну у с. Всехсвятского. В летнее время она потихоньку текла в обратном направлении в Волгу. Русло Пушмы скрыто водами водохранилища и находится недалеко от Рожновского мыса.
Сейчас, когда Шексна почти у самого устья перекрыта ГЭС, превращение Пушмы в судоходную позволило бы сохранить Шекснинскую ГЭС (при спуске моря), которая стала бы работать как на отводном рукаве, т. е. мы бы получили деривационный метод получения энергии, широко применяемый на Западе, без перекрытия основного русла большой реки (в данном случае Волги).
Многочисленные природные, материальные и моральные потери населения области очевидны. Но остаются и проблемы, возникшие от созданного водохранилища, это экологическая - Рыбинская плотина - одно из первых гнойных тромбов на волжском теле, превративших реку в цепь слабопроточных водохранилищ (раньше вода от Рыбинска до Волгограда добегала за 50 суток, а теперь за 1,5 года). О каком естественном самоочищении может идти речь почти при полном отсутствии течения бывшей великой реки. Плотины перекрыли пуги естественной миграции рыбы и как следствие - истощение рыбных ресурсов Волги. Проблема сельского хозяйства - это разрушение новых земель по береговой линии, подтопление и переувлажнение близлежащих территорий и вредное климатическое воздействие (запоздалая весна), о котором сказано выше. Если раньше леса, болота, сенокосные угодья и пашни (сейчас затопленные) пополняли кислородные ресурсы области, то теперь море стало источником гниющих испарений и местом размножения многочисленных рыбных паразитов (не случайно значительная часть волжских лещей заражена солитером). Стоит и проблема возвращения земель и многочисленных рек и озер, обогащающих природные ресурсы региона.
Пусть нe сегодня, но нам потребуются и новые площади под пашню (Ярославская область на душу населения не богата такими землями), и новые площади под лесные и сенокосные угодья. Правительству области необходимо уже сейчас предпринять шаги по изучению этих проблем и созданию комплексной программы для их решения. Она, на мой взгляд, должна быть разработана независимыми компетентными специалистами (специалистов Института биологии внутренних вод в Борке Некоузского района нельзя считать независимыми, и разработанная ими дорогостоящая программа обустройства территории вокруг водохранилища исходит из посылки увековечивания существующего противоестественного положения, разрушившего природный баланс в бассейне Верхней Волги).
("Молога", Литературно-исторический сборник. - Рыбинск, 1996. - Выпуск 2)