Г. Корсаков

Югская пустынь

"...Произойдет гибель множества верных Отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей, осквернение церквей Господних..."
Из пророчеств Серафима Саровского

Прошло 52 весны с тех пор как Рыбинское водохранилище достигло проектного уровня, а 14 апреля 1999 г. исполнилось 58 лет со дня начала его заполнения вешними водами. Каждая такая годовщина понуждает вспомнить невосполнимые потери от создания рукотворного моря. В числе других, мы должны помнить такие утраты как Югская Дорофеева пустынь. Тем более, что ее никогда не забывали в стенах северо-западного оплота православия - Псково-Печерского монастыря.

В "Летописи" монастыря, в конце "Повести" (XVII ве-ка) о преподобном Дорофее, современный летописец с горечью добавляет: "Ныне Югская Дорофеева пустынь - замечательная святыня Ярославского края, основанная схимником псково-печерским, преподобным Дорофеем и ставшая местом последнего его упокоения, - кощунственно затоплена водами Рыбинского водохранилища". (Ю. Г. Мальков. Летопись Псково-Печерского монастыря. 1993 г.)

Преподобный Дорофей почитается в Псково-Печерской обители среди немногих из "...Собора святых, просиявших в Псковской земле..." и поминается в молитвах иноков и священнослужителей. Просиял Дорофей и в Ярославской земле, а начатая им пустынь (в "Углической провинции Моложскому стану") три столетия светила православному люду, идущему со всех концов России, чтобы прикоснуться душой молитвенного света Югской обители и получить благодать и заступничество Пресвятой Богородицы через чудотворную икону Югской Божьей Матери.

Югская Дорофеева пустынь располагалась в семнадцати верстах от Рыбинска, восемнадцати от Мологи и в трех верстах от правого берега Волги, на месте, где речка Белая Юга вливалась в Черную Югу, на правом берегу последней. Сейчас это место под водой, недалеко от юго-западной части Юршинского острова, а родина Дорофея с. Нижне-Никульское находится справа от северо-восточной границы Юршинского острова. В маловодные годы с борта теплохода, идущего из Рыбинска, можно увидеть (слева от фарватера) выступающие из воды развалины Спасской церкви Дорофеева отечества.

До революции пустынь славилась величественностью церковного ансамбля, богатым убранством и росписью храмов, крепким разносторонним монастырским хозяйством и чудотворной иконой Божьей Матери Одигитрии. Икону Божьей Матери принес 16 июня (н. ст.) 1615 года схимонах Дорофей из Псково-Печерской обители. По свидетельству протоиерея Флегонта Морева, случилось Дорофею видение Богородицы, и она сказала: "Иди и вземши сущую тамо икону Мою, именуемую Одигитрию, гряди с нею на родину твою, тамо бо добре себе покой обрешеши". И вот жарким летним днем 1615 года, когда обремененный железными веригами Дорофей шел от Рыбной Слободы к родному селу Нижне-Никульскому, он прилег отдохнуть у места слияния Белой и Черной Юги, приладив икону на сучья сосны. Проснувшись, не смог оторвать се от дерева и понял, что "сие место Богоматери угодно".

Не снимая вериг, старец построил себе келью и часовню, расчищал территорию для новых построек, вел беседы с богомольцами и в непрестанных молитвах нес свой подвиг пустынника. В 1622 году Дорофей скончался, священнослужители погребли его у кельи, а икону унесли в сельскую церковь. Однако утром иконы па месте не оказалось, а нашли ее в часовне на р. Юге. И снова, уже с крестным ходом, унесли икону в церковь села Нижне-Никульского, и опять она вернулась в Дорофееву часовню. Узнав об этом, патриарх Филарет велел возвести на этом месте обитель и пожертвовал напрестольный крест. Владельцы земель по Юге помещики Дмитрий Погожев и Орест Глебов с готовностью уступили необходимый участок для будущей обители.

Нескоро появился тот величественный и манящий букет золотых глав храмов, башен и строений пустыни, который открывался взору богомольцев в начале XX века. 90 лет на месте часовни Дорофея стояла деревянная церковь. В начале XVIII века вместо деревянного Богородицкого храма построили два каменных. Тогда же были построены каменные корпуса братских келий.

Между тем, еще при жизни Дорофея, приходившие из окрестных селений люди, исцелялись воздействием чудотворного образа Богоматери. Есть исторические известия о благодатной помощи Божьей Матери во время эпидемий. Так, в 1654 году Рыбную слободу (ныне Рыбинск) посетила моровая язва. По просьбе жителей монахи принесли икону Божьей Матери Одигитрии в слободу и язва прекратилась. По этому случаю был даже издан указ Петра I (по ходатайству бургомистра Рыбной Слободы) об обязательном, начиная с 1701 года, ежегодном проведении крестных ходов с Югской иконой в Рыбную слободу.

Югской икону стали звать с 10 августа (н. ст.) 1786 года в день празднования Смоленской Божьей Матери Одигитрии. Празднование Югской иконы установили 16 июня (н. ст.) в память пришествия Дорофея. В XVIII веке крестные ходы с чудотворной иконой стали совершаться также в Мологу, Углич, Мышкин и Пошехонье. В результате чуть ли не весь небольшой штат иноков значительное время был задействован в крестных ходах, и пустыни не хватало рабочих рук для ведения хозяйства.

В 1786 году в Югской обители было введено общежитие но образцу Саровской пустыни. Общежительный устав позволил увеличить число штатных монахов и иметь необходимое число послушников. Монахи строят плотину на Юге и при ней мельницу, лесопилку, а также свой кирпичный завод с жильем при нем. Нашлись свои мастера по обработке дикого камня для отделки храмов. Чудотворная икона и активная деятельность иеромонаха Анастасия (из Саровской братии) привели к еще большему паломничеству богомольцев и дарителей и способствовали расширению монастырского строительства.

В 1793 году в самом центре монастырской площади началось строительство нового каменного просторного храма во имя Живоначальной Троицы, при этом стены старого Троицкого храма стали алтарной частью нового соборного здания. Храм возводился по образцу греческой Влахернской церкви известной тем, что в ней с 474 года хранились погребальные ризы Богоматери. Наружная нижняя часть Троицкого храма была облицована белым камнем. Двенадцать гранитных ступеней вели па паперть с украшенными лепниной колоннами. К отделанным диким камнем боковым входам шли ступени из литого чугуна. Пять куполов с позолоченными главами и крестами венчали этот прекрасный храм. Под северными сводами его был устроен теплый придел с гробницей Дорофея. На гробнице лежали железные вериги преподобного и напрестольный крест патриарха Филарета.

Внутреннее убранство храма соответствовало его наружной величественности. Обширная настенная роспись, изящная лепка, трехъярусный позолоченный иконостас. "Богатейшая плащаница арзамаской работы, красивые подсвечники пред иконами и четыре изящного вида паникадила дополняют убранство сего величественного храма", - пишет Флегонт Морев. По левую сторону от царских ворот было устроено из серебра место для чудотворного образа Богоматери. "...Риза на чудотворной иконе Божьей Матери низанная из крупного жемчуга и украшена бриллиантами и другими драгоценными камнями, стоит, но меньшей мере, 20 тысяч рублей. Серебряный киот для ношения чудотворного образа заключает в себе 3 пуда 21 фунт серебра, стоит с работою до 5000 рублей", - пишет в статистическом отчете за 1895 год настоятель Югской пусты ни.

Но не золоченые ризы составляли основное богатство Троицкого храма. Образ Божьей Матери был написан в Псково-Печерском монастыре тогда, когда Русь освободилась от монгольской зависимости и в то же время монастырю пришлось защищать свои стены то от атак польского короля, то от закованных в железо немцев и шведов, то от литовской армии. Много пало русичей у стен монастыря и неоднократно заделывались пробитые стены, но Печерский монастырь выстоял. Потому-то неведомый нам художник вложил в этот образ и скорбь и радость. Он выразил в красках глубокие религиозные мысли и чувства и зарядил свои творения чудесной силой добра и красоты.

Фрески на стенах Троицкого храма расписывал ярославский живописец Логин Иванович Шустов. Изограф рассказывал монахам, что иногда чувствовал за спиной пристальный взгляд преподобного Дорофея и он как бы двигал рукой живописца. Видимо, Шустов, подобно Андрею Рублеву, работал вдохновленный "молитвенным озарением" и вложил в прекрасные стеновые образы свои переживания библейских сюжетов. Художник отдал все силы росписи этого прекрасного дома Божия и после его кончины (в 1804 году) его тело наш-то покой в северном углу храма.

Освящен храм Святой Троицы в 1811 году.

В 1828 году па средства московской помещицы Веселицкой (подарившей также икону Молчановской Богоматери и образ Спасителя) на месте северо-восточной башни была устроена Молчановская церковь, ставшая основным приходом для насельников двухэтажной каменной больницы. В симметрию с этой церковью на месте юго-восточной башни была построена в 1842 году Никольская церковь. Внутренние стены церквей были расписаны "греческим письмом". Снаружи ту и другую церкви венчали купола с позолоченными крестами, а соединял церкви двухэтажный корпус братских келий. Снизу церкви и братский корпус на метровую высоту были обложены гранитными штатами.

В XIX столетии значительно разрослось хозяйство обители. Только земли пожертвовали дарители свыше 366 десятин. Большой монастырский сад, кедровая роща, овощной огород, сенокосные и зерновые угодья, 50 коров и 40 лошадей позволяли кормить не только братию, послушников и богомольцев, но и продавать излишки продуктов. Доход приносили также сдаваемые в аренду мельница у деревни Панкратове (на р. Сить), лавки на подворье в Рыбинске, а также проценты с завещанных капиталов. Теперь все хозяйственные строения возводятся только каменные. Будь то квасоварня, баня, хлебные амбары, овины, рига, кузница или три двухэтажных гостиницы для богомольцев с каменными конюшнями и каретными сараями.

Хозяйственные успехи и слава обители позволяли и дальше улучшать ее строения. В 1846 году была освящена новая теплая каменная пятиглавая церковь во имя Успения Богородицы. В 1857 году напротив главного храма Святой Троицы была построена четырехъярусная колокольня со святыми воротами под ней и колоколами на втором этаже. В куполе разместились часы с боем. Отлитый в 1862 году самый большой колокол весил 1050 пудов. Нижняя часть колокольни изнутри и снаружи была облицована на два метра от земли гранитными плитами. По обе стороны от колокольни разместились корпуса братских келий, а по углам (монастырского четвероугольника) - трехэтажные башни. На восточной стороне пустыни не было зданий, и здесь была построена каменная шестиметровой высоты стена.

В Рыбинске на углу Крестовой и Стоялой улиц пустынь имела свое подворье. В 1797 году деревянное здание заменили на каменное. Пожар 1811 года обезобразил подворье, его восстановили с увеличением числа комнат в верхних этажах, отведенных под гостиницу. Внизу была часовня с копией Югской иконы и лавки, сдаваемые в аренду.

После революции в Югской пустыни разместили детскую коммуну, а монахи продолжали вести свое обширное хозяйство до тех пор, пока не увидели в этом криминал активисты рыбинского Союза безбожников. В 1922 году, по требованию Ленина, началось изъятие церковных ценностей и репрессии против духовенства. В числе обвиняемых на показательном суде над рыбинским и угличским духовенством оказался и настоятель Югской обители Иван Таланов. Получение им церковного жалования преподносилось обвинителями как воровство. Присудили ему полтора года, но из-за преклонного возраста (84 года) освободили. Тем не менее, дорогие духовные и художественные ценности: оклады, ризы, киоты, дароносицы, паникадила, ковши, блюда и т. н. были изъяты из всех храмов. Известно, что церковное серебро использовалось при чеканке монет во время денежной реформы 1922-1924 гг. Святые книги и ткани шли на основу рубероида, а из парчи священнических облачений шили рукавицы для работы в горячих цехах.

В очередной кампании против духовного наследия россиян, совпавшей с началом коллективизации и раскулачивания (1929 г.), стали сбрасывать кресты и разрушать главы храмов. И все-таки, оскверненные камни бывшей обители, сад и кедровая роща могли бы уцелеть до наших дней, но началось осуществление плана "Большая Волга". В корпусах братских келий поселились вольнонаемные Волгостроя. Вес, что можно было разобрать, использовалось для строительных целей, а неподдающиеся разборке стены взрывали. Развалины, некогда процветающей и известной во всей России пустыни, поглотило рукотворное море.

Сбылись пророчества преподобного Серафима. Мы позволили отлучить нас от церкви и уничтожить значительную часть духовного и культурного наследия предков. Как бы следуя логике Базарова (героя тургеневского романа): "Природа по храм, а мастерская, и человек в ней работник", - принялись перестраивать стены этой мастерской и ужаснулись, когда стала нездоровой среда обитания, а перестроенные стены грозят задавить нас.

Сейчас мы стали сознавать ущербность безверия. Однако, избавившись от партийного вмешательства во все сферы жизни, мы не создали необходимый минимум государственного контроля. В результате допустили вседозволенность, растлевающую молодое поколение.

Русские святые не призывали мирян, подобно себе, вести аскетический образ жизни, а учили, как с помощью Христовой веры встать на путь добра и правды.

Радостно сознавать, что праведника Дорофея почитают и на Ярославской земле. В Успенской церкви села Балобаново (на Волге, выше Рыбинской плотины) сохранилась дореволюционная копия Югской иконы Божьей Матери и ежегодно 16 июня (н. ст.) здесь проводят празднование Югской иконы и совершают богослужение в память преподобного.


("Молога", Литературно-исторический сборник. - Рыбинск, 1999. - Выпуск 4)