Г. Корсаков

Загадки Старого Холопья

Поглотив диковинные луга, дубравы, пахотные угодья и сотни селений, Рыбинское водохранилище "смыло" с карты России ценные памятники топонимии. Сколько красивых имен, певуче звучащих, таинственных и неразгаданных, унесло рукодельное море?! В одних, как например: села Яна и Ягорба, названных по имени реки и озера, чувствуется угро-финское происхождение; в других, как то села: Княжич Городок, Ветрино, Холопий Городок, Боронишино, Станово, Иловна и другие, - угадываются славянские корни.
Историю зарождения некоторых названий донесли до наших дней народные предания. Так в XVI веке объектом внимания и даже спора среди любознательных иностранцев стало предание о возникновении Холопьего Городка и сел Станово и Боронишино.
Все названные селения располагались на р. Мологе: Холопий Городок в 60-ти верстах от устья ее, село Станово в 14, а село Боронишино - в трех верстах. Холопий Городок был знаменит крупнейшим торжищем на Руси. "Сия ярмонка слыла первою в России до XVI века столетия", - пишет историк Н.М. Карамзин. По завещанию Ивана III торг был переведен ближе к устью р. Мологи на просторный Моложский (он же Боронишинский) луг. Здесь наплыв купцов был настолько большой, что по торговым судам можно было перейти реку от берега до берега. На новом месте ярмарку продолжали называть Холопьей. На торг съезжались жители окрестных земель Северо-восточной Руси, а также из Двинской, Пермской и Угорской областей. Приезжали купцы далеких стран. Через Азов и Дон ехали на торг итальянцы, греки и турки. С Запада ехали поляки, литовцы и немцы. По Волге шли торговые суда с персидскими, армянскими, бухарскими, арабскими и татарскими купцами. Везли они: шитые одежды, пурпур, шелк, сафьян, сукна, узорчатые ткани, ножи, топоры, посуду, украшения, греческие вина, сладости, индийский перец и другие товары теплых стран. Ордынские купцы везли товары из Китая и других стран Азии, а так же лошадей. Увозили гости: холсты, кожи, деготь, моржовую кость, юфть, беличьи и рысьи шубы, лисьи, горностаевы и собольи меха. Кроме пушного товара из Двинской земли везли соколов, кречетов и соль. Новоторжские купцы везли кожи, новгородцы - хмель и лен.
"Хлеб и рыба составляли знатнейший из торгов внутренних" (Н.М. Карамзин). Ходившие в обращении на Руси кожаные деньги куны при монгольском нашествии обесценились, а серебра не хватало, поэтому Холопья ярмарка была почти полностью меновой. А вот пошлинный сбор в казну Великого князя собирали (до 180 пудов) серебром.
В Смутное время ярмарка заглохла, так как людям в пору было выжить, а не помышлять о торговле. С избранием Великим земским собором царя Михаила Романова ярмарка возобновилась, но ненадолго: в 1654 году разразилась в Мологском крае чума, и торг перешел в Весть-Ягонскую (ныне г. Весьегонск), затем в Рыбную слободу (ныне г. Рыбинск), потом в г. Ростов Великий, на Арское поле в Казани, в Макарьев - на Желтые воды, и окончательно ярмарка утвердилась на окской пойме г. Нижнего Новгорода. Таким образом, прародительницей знаменитой Нижегородской ярмарки была Холопья ярмарка, возникшая еще в Моложском удельном княжестве.
Историей Холопьей ярмарки и Холопьего Городка заинтересовался посол императора Максимилиана, при Великом князе Василии Ивановиче, Сигизмунд Герберштейн, посетивший Московию в 1517 и 1526 годах. Он записал предание об основании Холопьего Городка и опубликовал его в своей книге (1549 г.). В предании говорится об измене новгородских жен мужьям, ушедшим в семилетний поход для осады Корсуни (Херсона). По преданию мужей заменили холопы и встретили возвратившихся своих господ с оружием в руках. Но господа, оставив мечи и копья, пошли на своих рабов с кнутами и те, спасаясь, убежали на Мологу. Будто бы там, где село Станово, был их первый стан, а в селе Боронишино холопам пришлось обороняться от новгородцев, которые, победив холопов, заключили своих неверных жен в монастырь под Мологой (Афанасьевский монастырь за северо-восточной окраиной г. Мологи в древности звали "Холопий, что на песку").
Польский писатель Матвей Стрыйковский в "Хронике польской, литовской, жмудской и всей Руси" (1592 г.) высказал иную версию происхождения Холопьего Городка, а С. Герберштейна обвинил в том, что последний заимствовал известный анекдот античного историка Геродота о рабах и хозяевах. Под влиянием высказываний Стрыйковского историк В.Н. Татищев не стал глубоко анализировать содержание ветхих, но еще читаемых сочинений: "Историю города Ростова" и "Муромскую летопись" с пересказом подробного сражения господ с рабами. "Очевидно Герберштейн новгородское сказание приправил "античной солью" Геродотова рассказа", - пишет современный историк А.И. Аксенов.
Вслед за Герберштейном и Стрыйковским сказание о холопьевой войне опубликовал Джильс Флетчер, сообщив при этом, что услышал его от какого-то образованного русского. Не оставил без внимания предание о холопьей войне иеродиакон Мологского Афанасьевского монастыря Тимофей Каменевич-Рвовский. В его изложении 1699 года новгородские холопы - это воины Славена и Руса. Воины жили мирно до IX века, но перед принятием христианства в Новгороде обострилась экономическая обстановка и господа перестали выдавать "иалафу" (паек воинам, перевод с арабского), и воины восстали.
До именитого историка Н.М.Карамзина не дошли летописи, которые довелось читать В.Н. Татищеву, тем не менее, он считал своим долгом рассказать версию Герберштейна и упомянуть указанные географические данные: "…правда и то, что на берегу Мологи в 60-ти верстах от устья сей реки был в XIV, XV, XVI веке Холопий Городок, известный по его славным ярмонкам, правда, что сие место доныне именуется Старым Холопьем и находится в дачах графа Мусина-Пушкина…, правда, что недалеко оттуда есть два жительства: Станово (графа Мусина-Пушкина), где по рассказам находился стан холопий, и Боронишино (г. Горихвостова), где они будто бы оборонялись".
В 1810 году вышло из печати "Историческое замечание о начале и местоположении древнего Российского, так называемого Холопьего Городка", написанное уроженцем этих мест и владельцем земель, где стоял Холопий Городок, первооткрывателем "Слова о полку Игореве", графом А.И. Мусиным-Пушкиным. Смысл выводов автора "Исторического замечания…" состоит в том, что поводом для Герберштейна изложить предание в стиле Геродота, были все-таки русские события "по случаю какого-нибудь возмущения слуг против господ своих".
Ярославский краевед А.И.Артемьев высказал предположение, что Холопий Городок был становищем одной из шаек новгородских (ушкуйников), состоящих в основном из холопов и грабивших торговые суда на Волге и даже поволжские города.
Что же стало с вышеназванными селениями? Села Станово и Боронишино дожили до затопления этих мест Рыбинским водохранилищем, которое их поглотило. Мужской монастырь "Холопий, что на песку" в 1764 году был упразднен и обращен в приходскую церковь, а с 1795 года, по просьбе мологжан, на месте старого деревянного монастыря стала возрождаться женская Афанасьевская обитель. До весны 1944 года в монастыре жили рыбаки-заключенные Волголага. Сердитое море разрушило сестринские кельи и в сухие годы из воды выходит г-образная отмель из смеси песка, битого стекла и отшлифованных волнами кирпичей.
На месте Холопьего городка выросло село Старое Холопье, которое, при возведении Казанской церкви с престолом Бориса и Глеба, стали именовать Борисоглебским. Здесь был прекрасный графский дворец, в котором в советское время был открыт животноводческий техникум. По свидетельству борисоглебцев, переехавших перед затоплением в село Брейтово, село Борисоглебское было превращено в полигон ВВС и церковь, построенная в 1798 году И.Я.Мусиным-Пушкиным, стала целью при учебном бомбометании. Сейчас здесь тоже гуляют волны водохранилища. Размывает вода древний земляной вал укрепленного городка и курган с прахом погребенных холопов. Скрывает водная стихия от археологов тайны Старого Холопья.
("Рыбинская электронная газета" номера 43 - 44)